SurikateG
It's madness! - Madness? What sort of madness?
Название: Танец с глефами
Автор: SurikateG
Пэйринг: Локи/Сиф
Рейтинг: от PG-13 до R
Жанры: Гет, Джен, Романтика, Юмор, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Предупреждения: АУ и OOC
Размер: Макси, 109 страниц (по статистике Фикбука)
Описание: Юная Сиф готовится стать валькирией и мечтает со временем сражаться плечом к плечу с Великим Тором. Она ни капли не мечтает о любви. И ей совершенно не интересен младший брат Тора - известный маг и интриган Локи, с которым она постоянно сталкивается во дворце. Или все-таки интересен, как и все то, чему он берется ее научить?..
Примечания автора:
Я хотела написать предысторию фильма "Тор", но в итоге история и ее герои вышли несколько иными, чем мы видим их в фильме. Это касается и характеров, и самих Девяти Миров, о которых по фильму было известно мало. Если не пугает ООС и АУ - велкам :)
И еще - это было придумано и написано задолго до выхода фильма "Тор-2", и когда появились некие новые обстоятельства, в частности, что Локи - не единственный маг в Асгарде, я не стала ничего менять. Пусть будет совсем АУ. Надеюсь, читатели меня за это простят.


Читать полностью фикбуке



Часть 1. Валькирия Асгарда

В первый раз она увидела его на пиру. Это был первый королевский пир, на который она попала, совсем юная, ничего не знающая девица, мечтающая стать грозной валькирией.
Ей тогда кружило голову все. Золотое убранство главного пиршественного зала, величественные колонны, уходящие, кажется, под самое небо, необъятные просторы, открывающиеся с широких террас, и яркое звездное небо над головой. И люди. Великие воины и воительницы в сверкающих парадных доспехах, владетели разных земель, вассалы Одина, их очаровательные спутницы в изумительно красивых платьях и с дорогими каменьями в изысканных прическах. Сам Один Всеотец, восседающий на высоком престоле, и прекрасная Фригг, располагающаяся по правую руку от него, благосклонно и с довольной улыбкой наблюдающие за весельем своих подданных. Да и она сама, Сиф, в легком белом бальном платье – первом в своей жизни, необычном и непривычном для ученицы валькирий, с жемчужными лентами в красиво уложенных темных волосах, казалась себе чуть ли не королевной из сказок, которые ее нянька любила рассказывать долгими вечерами. «Я стану частью этой сказки! – поклялась она себе, переступив порог Золотого Чертога. – Важной частью».
В какой-то момент двери зала широко распахнулись, и зычный голос герольда объявил:
– Принц Тор и принц Локи!
Гомон в зале моментально стих… лишь для того, чтобы через несколько мгновений взорваться приветственными возгласами.
Сиф не кричала. Она, как простая сельская дурочка, открыв рот, смотрела и не верила своим глазам, что легендарные асгардские принцы сейчас находятся в каких-то нескольких шагах от нее. Оба высокие, стройные, в начищенных до блеска доспехах, со своими знаменитыми шлемами на головах: у Тора с крыльями, у Локи – с рогами. За спинами развеваются яркие плащи, у одного красный, у другого зеленый. А открытые лица сияют одинаковыми радостными улыбками.
Когда они шли по залу, люди сами расступались перед ними, образовывая широкий почетный коридор, а принцы смеялись и махали руками, приветствуя. Наконец они заняли свои места рядом с отцом, и пир официально начался.
Сиф даже не запомнила, что она ела и пила в тот вечер. От яств осталось ощущение чего-то сказочного, а легкий нектар кружил ей голову, хоть и был совсем нехмельной. Ее взгляд неизменно оказывался прикованным к верхнему королевскому столу, к украшенной бриллиантами высокой прическе королевы Фригг, к седой гриве короля Одина, к ярко-красному плащу принца Тора и к зеленому с золотом мундиру принца Локи.
Она никогда до этого не видела братьев вблизи и тем более не разговаривала с ними, но наслышана о них была, как и любой житель Асгарда. Ее мысли всегда занимал в первую очередь Тор, могучий воин, уже в юные годы снискавший себе немалую славу. Быть похожей на него, сражаться с ним бок о бок – об этом грезила будущая валькирия, об этом не раз говорила своей наставнице, кирии Сигрид, и та в конце концов даже пообещала донести ее желание до ушей самого принца Тора. Сиф не сомневалась, что кирия сдержит свое слово, и краснела при мысли, что принца отвлекут от каких-то важных дел из-за ее глупостей. Не надо было это затевать, еще немного, и она пройдет Посвящение и станет настоящей валькирией, и сможет своими делами и подвигами обратить на себя внимание принца. А если уж не обратит, значит, и недостойна… Но слова были сказаны. И кирия Сигрид не слушала возражений. А Сиф украдкой кидала взгляды на высокий стол и хотела то оказаться поближе к нему, то как можно дальше. Особенно, когда Тор поднимался, чтобы громогласно произнести очередной тост, и обводил взглядом весь зал. Рядом с ним, поддерживая его, нередко вставал и его брат. И Сиф с интересом рассматривала его, не решаясь слишком долго глядеть на Тора.
Про Локи говорили, что он искусный маг и предпочитает честной драке волшебные фокусы. Про его острый язык и шутки, которые он устраивал над всем двором, ходили и вовсе удивительные слухи, более похожие на сказки. А о его славных победах не слышал никто. Сиф, ожидавшая, что он окажется низким и невзрачным, с удивлением отметила, что и ростом и статью он лишь самую малость уступает Тору. А тонкие черты его лица оказались куда приятнее, чем грубоватые, словно у деревенского увальня, черты первенца Одина. Это ли тот самый Локи, о котором с таким пренебрежением отзывались ее наставницы?
Потом Сиф отвлеклась от разглядывания высокого стола: гости наелись, и начались разговоры, гомон и смех вокруг стал еще громче. Откуда-то раздались звуки музыки. Кирии, с которыми сидела Сиф, встали навстречу своим знакомым воинам, а их ученица пыталась вслушиваться в их разговор, хоть и тщетно: вокруг было столько всего интересного, что сосредоточиться на чем-то одном было невозможно.
И она совершенно пропустила момент, когда ушла кирия Сигрид, и когда сыновья Одина куда-то исчезли из-за высокого стола. Но вскоре оба принца оказались рядом с ней. Кирия Сигрид представляла им свою ученицу. Тор, голубоглазый, с растрепанными волосами цвета спелой пшеницы, крепко пожимая тонкие пальцы, громогласно желал, чтобы юная леди задала жару всем толстым воинам. А зеленоглазый черноволосый аккуратно причесанный Локи, легко прикасаясь губами к руке, выражал надежду, что Золотой Чертог станет для нее родным домом. И Сиф не верила, что все это происходит именно с ней.
– Прекрасная леди танцует? – спросил Локи, заслышав звуки музыки.
– Валькирии танцуют только с мечами, – ответил вместо замешкавшейся девушки Тор. – Ты, брат, этот танец не очень-то жалуешь, насколько я знаю.
– Она еще не прошла Посвящения, – насмешливо сверкнул глазами в его сторону младший принц. И снова протянул открытую ладонь. – Я приглашаю.
– Соглашайся! – добродушно ухмыльнулся ей Тор. – Завтра с утра мы с тобой потанцуем как положено, с оружием. На тренировочном поле. Я приглашаю. Кирия Сигрид говорит, что у тебя прекрасная подготовка, и ты можешь драться наравне с воинами моей личной малой гвардии. Я склонен ей доверять, но все же хочу проверить лично. Но завтра. А пока… Пусть мой брат поможет тебе скрасить ожидание.
Он обменялся с братом взглядом, и оба рассмеялись.
Сиф, все еще не веря себе, вложила свою ладонь в руку Локи и позволила повести себя в центр зала, где уже танцевали пары. Завтра исполнится ее мечта. Она будет драться с самим Тором, чтобы доказать ему свое право быть одним из лучших воинов Асгарда. Как дожить до завтра и не сойти с ума от ожидания и счастья?
– Еще вина! – раздался за спиной громкий рев Тора. А Локи, закинув голову, заливисто расхохотался.
Это был медленный церемонный танец, со сложными фигурами и переходами. Сиф, воспитывавшаяся в почтенном семействе, конечно же, учила все это, но в тайне надеялась, что эти знания ей никогда не пригодятся. Она с детства предпочитала, как выразился Тор, танцы с оружием.
– Всему свое время, леди, – словно услышав ее мысли, шепнул Локи. – Жизнь слишком многогранна, чтобы думать только о чем-то одном. Сейчас время веселья, да и мечам надо иногда отдыхать.
Сиф взглянула на него.
– Мой брат тоже дал отдых своему Мьельниру. Изменил ему с вином. Что еще делать на пиру? Только пить, да танцевать. Тор не любит танцы. Я не люблю выпивку. А вы, леди Сиф, что предпочтете?
– Точно не вино, – ответила она, смущенно улыбаясь. – Эту привилегию я без сожаления оставлю мужчинам.
Локи тихо засмеялся и, развернувшись, как того требовал танец, склонился к ее уху и шепнул:
– Не спешите, леди Сиф. Я знаю немало женщин, которые предпочли бы лишить своих мужей этой привилегии.
Она нахмурилась, чувствуя, что не совсем понимает смысл его шутки. Локи беззаботно улыбнулся в ответ.
– Не берите в голову. Вы избрали для себя путь валькирии, а значит, заботы простых женщин не коснутся вас. Танцуйте. Веселитесь. Вы знаете, что вы очень хорошо танцуете?
– Правда? – Сиф была уверена, что у нее получается не очень. Если бы Локи уверенно не вел ее и незаметно не подсказывал нужные движения, она бы давно сбилась.
– Конечно, – убежденно ответил он.
– А я думала, вы уже пожалели, что пригласили меня, а не одну из тех дам… – она кивком указала на стол, вокруг которого собралась стайка девиц из свиты королевы.
– Вы же воин, вы привыкли обращаться с оружием, а значит, великолепно владеете своим телом, – ответил Локи. – А танец – любой – это и есть владение своим телом. Если вы умеете ловко уходить от ударов врага, сможете выполнить и сложную фигуру в танце. А насчет тех девиц я сомневаюсь.
Сиф посмотрела ему в глаза, желая понять, не смеется ли он над ней. Но ярко-зеленые глаза принца смотрели серьезно, и улыбка его была открытой и доброй.
«Он очень милый», – подумала она, соглашаясь на второй танец с ним. Удивительно, но это странное хождение по кругу, в которое вовлек ее Локи, действительно оказалось не таким уж глупым занятием, как ей казалось в детстве, когда ее заставляли учить все эти движения. Было здорово вспоминать их и чувствовать себя равной принцу, непринужденно скользящему по полу и притягивающему к себе восхищенные взгляды окружающих. Пусть это было и не то, к чему она стремилась. Но это было сейчас, и ей нравилось. Потом она заставит всех восхищаться собой, как умелым и ловким воином. Потом.
– Они на вас смотрят, – шепнул Локи. – И завидуют.
Сиф не поверила. Он явно хотел просто подбодрить ее. Но тем не менее задрала выше голову и еще больше распрямила плечи.
– Не пожалели, что пошли со мной? – спросил Локи, когда музыка стихла, и все танцующие остановились.
– Нет, – покачала головой Сиф и подумала, что жалеет, что так мало… Она только вошла во вкус.
Локи улыбнулся ей и посмотрел куда-то в сторону, выискивая кого-то в толпе.
Музыканты заиграли снова, но уже не медленный церемонный танец, а что-то легкое и веселое. Сиф вспомнила, как в детстве обожала плясать под такие мелодии, веселя взрослых. Потом уже, когда выросла, решила, что ей больше неприлично так прыгать, но ноги все равно невольно начинали отбивать ритм. И сейчас опять…
Локи все еще смотрел в зал. И Сиф вдруг почувствовала укол какой-то обиды, что он сейчас поблагодарит ее, и пригласит какую-нибудь другую девушку на новый танец…
– Сколько ж можно пить! – тихо засмеялся Локи, и Сиф, проследив его взгляд, поняла, что он искал брата. – Еще танец, леди?
– Да! – и она быстро вложила свою ладонь в его руку, словно опасаясь, что он передумает.
Второй рукой Локи подхватил ее за талию, и они весело закружились. Локи по-прежнему вел, но теперь Сиф не всегда успевала вовремя сообразить, что надо сделать, поэтому время от времени делала что-то не так и заливалась от этого смехом. В этом танце вовсе неважно было все делать правильно. Локи смеялся вместе с ней и лишь крепче сжимал ее руку, направляя.
Потом был еще один размеренный танец, во время которого Сиф перевела дыхание и подумала, что наверно, это слишком нагло с ее стороны занимать все время принца. Возможно, стоит отговориться тем, что ей уже пора. Тем более, что перед завтрашней тренировкой с Тором ей действительно лучше как следует отдохнуть, а не стаптывать ноги в непривычных бальных туфлях. Еще утром этот вопрос для нее бы не стоял, но сейчас с каждой минутой, с каждым новым движением, ей казалось, что она как будто обретает способность летать. И ей не хотелось, чтобы это кончалось.
«Он же маг, – вспомнила она, глядя, как весело Локи улыбается ей. – Может, это он что-то наколдовал?..»
Но спросить не решилась.
– Благодарю, – шепнул Локи, поднося ее пальцы к своим губам и нежно их касаясь.
Последние аккорды музыки растаяли где-то под невидимыми сводами пиршественного зала. А Сиф казалось, что она еще все звучит, и отблески светильников пляшут в такт, отражаясь в зеленых глазах принца.
– Позволите вас проводить? – спросил Локи, предлагая ей руку. – У вас завтра назначено свидание с моим братом. Благоразумнее будет отдохнуть перед ним. Тору совершенно наплевать, женщина перед ним или мужчина, опытный воин или новичок. Он со всеми дерется одинаково. И горе тем, кто будет зевать в этот момент! Впрочем… – Локи оглядел зал, снова находя высокую фигуру своего брата, оглушительно хохочущего над чьей-то шуткой. – Я боюсь, мне сейчас нужнее проводить его до покоев. Иначе, завтра даже самая младшая ученица вырубит его одним пальцем.
Он тихо засмеялся, но поймав удивленный взгляд Сиф, тут же прижал палец к своим губам.
– Я вам этого не говорил, – шепнул он, наклоняясь к ней.
Он снова взял ее руку и поцеловал. И в этот раз прикосновение вышло куда более чувственным.
– Спасибо, леди Сиф, за вечер и за танец. Мне было очень приятно.
– Мне тоже, спасибо, мой принц, – пролепетала она, приседая, как требовал того этикет. И после, глядя в его удаляющуюся прямую спину, ругала себя на чем свет стоит, что мямлила, как девчонка, двух слов связать не могла. И наверняка показалась ему полнейшей дурой. Надо возвращаться к себе и отдохнуть перед завтрашней тренировкой с Тором, решила она. Чтобы хотя бы на второго принца произвести хорошее впечатление.
Она честно последовала этому решению. Только сон, увы, не шел. Вместо этого она снова слышала тихую музыку, шорох тяжелого зеленого плаща и легкий цокот подбитых железом сапог принца Локи. Чувствовала прикосновение его прохладных ладоней к своим рукам. И горячих губ. «Я и не знала, что королевский пир – это так увлекательно», – думала она тогда.
И она даже не предполагала, что можно так приятно проводить время с мужчиной, не дерясь с ним и не разговаривая о битвах (ибо чего ж еще валькирии желать от мужчины?).
Единственная любовь валькирии – это битва. И верный меч защитит от всех напастей лучше любого мужа. Так учили ее. В это свято верила и она сама. Кирии, занимавшиеся обучением девочек, частенько по вечерам, не стесняясь в выражениях, рассказывали разные байки о том, как несовершенны и недалеки мужчины. И девушки дружно смеялись над ними.
«Но как же то, о чем поется во многих песнях? – спросила как-то одна из девиц. – Любовь, которая объединяет два сердца в одно? Которая заставляет двух людей тянуться друг к другу, создавать семью, рожать детей?»
«Любовь? – фыркнула кирия Вейда. – Нет никакой любви. В любовь верят дурочки, у которых в жизни нет иной цели. Ее придумали альвские сказители, чтобы оправдывать жалкое существование подруг мужчин и матерей их детей, не способных ни на что большее. Но те из нас, кто хоть раз в жизни брал в руки оружие, знает, что это все неправда. Бывает иногда, нам нравится какой-нибудь мужчина так, что нам хочется… чего-нибудь… – она сделала неопределенный жест рукой. – Тогда мы позволяем ему ублажить себя. Ни в коем случае не «взять», как они любят выражаться. Мы сами берем, что и кого хотим. Но это ни в какое сравнение не идет с тем удовольствием от битвы, когда кровь от ярости бурлит в жилах. Вот где подлинная страсть, которая не пройдет никогда. А мужчины… это все так недолговечно, что истинной валькирии не стоит и размениваться на такие пустяки».
Сиф тогда слушала и еле заметно согласно кивала. Хотя она и была слишком мала, чтобы хорошо разбираться во всех этих материях, она была согласна с каждым словом. Битвы, оружие, верные товарищи рядом – вот что важно в жизни. И если любовь – то к родителям и друзьям, к родине и королю, которым поклялась служить. Да вообще к жизни, ко всей вселенной и ко всем ее обитателям вообще. А так, чтобы полюбить какого-то отдельного мужчину, да еще и – как поется в этих песнях – больше жизни? Так не бывает, это утверждали кирии, это чувствовала сама Сиф, и она не сомневалась, что это и есть истина. За что можно полюбить мужчину? Уж не за то ли, что они мнят себя лучшими воинами? Сиф собиралась доказать всем обратное. А раз так, то о какой любви может идти речь? Разве что уважение к достойным соперникам, и преклонение перед более сильными, каким, судя по всему, был Тор. Как-то они с девочками болтали на эту тему перед сном, и дружно тогда решили, что если кого и желать в мужья себе, то только Тора. Его главенство все готовы были признать. Правда, после того, как он одержал бы победу в честном поединке, не иначе. Но Тор был такой один, и девушки сначала даже поспорили, кому же он достанется, пока не решили, что валькириям не пристало делить мужчин, даже самых лучших, как он. Прочие же не были достойны даже их мыслей.
А Локи… Локи был принцем Асгарда, сыном великого Одина и братом могучего Тора. Разве может будущая валькирия быть равнодушной к такой персоне? А то, что он учтивый, с прекрасными манерами и замечательно танцует – это просто приятное дополнение. Как и его мягкий тихий голос, широкая улыбка, зеленые глаза…

Она надеялась, что наутро встретит его на тренировочном поле, вместе со старшим братом. Но Тор был один. Точнее, в компании других воинов, знаменитой Троицы, неизменных спутников и верных друзей принца, прозванных его личной малой гвардией. И Сиф церемонно поприветствовала их всех, как и подобает ученику, попавшему в общество великих воителей. И заставила себя не оглядываться по сторонам, как какая-то деревенская девчонка, в поисках второго принца.
Тор мучился похмельем. Сиф не хотела этого замечать, но все-таки заметила, и невольно подумала, что ей любопытно, как быстро Локи удалось увести его с пира накануне? Впрочем, довольно скоро ей стало уже некогда думать о чем-либо еще, кроме боя. Тор, даже не совсем в форме, оставался могучим воином и, как и предсказывал его брат, не давал ей поблажек. Да ей поблажки были и не нужны. Она хотела сражаться с мужчинами на равных, и даже лучше них. В то утро, начав с обычных утяжеленных палок, они с Тором перепробовали и боевые топоры, и палицы, и мечи. Тор довольно крякал, получая ответы на свои, казалось бы, совсем безнадежные удары, и ничего не говорил. Однако уверенно теснил ее, раз за разом все быстрее выбивая оружие из рук. И лишь предложив Сиф помериться силами без оружия на кулаках, быстро одержал над ней победу.
– Тебя хорошо выучили! – заявил он после того, как Сиф, еле сдержав стон, поднялась на ноги, и ободряюще хлопнул ее по спине тяжелой десницей.
Девушка, не ожидавшая этого, пошатнулась. И если бы не узкоглазый воин, случайно оказавшийся рядом и подставивший ей плечо, позорно упала бы.
– Немногие с первого раза могут продержаться столь долго со мной, – довольно скалясь, продолжил Тор.
– Мой принц, – Сиф, уже оправившаяся и выровнявшая дыхание, опустилась на одно колено, прижав правый кулак к груди. – Благодарю вас.
– Встань, – пренебрежительно махнул рукой Тор. – Когда у тебя Посвящение?
– Кирия говорит, что через полгода я буду готова пройти испытания.
– Кирия тебя недооценивает, – уверенно заявил Тор. – Ты сможешь и раньше. Особенно, если я тебе помогу. Приходи раз в неделю сюда, мне будет приятно тренироваться с тобой.
– Благодарю… – Сиф снова поклонилась, чем вызвала смех принца.
– Перестань, я не люблю все эти церемонии! – он снова хлопнул ее по спине, заставив сжать зубы от боли. – Если б я был королем, я б отменил весь этот дурацкий этикет. Лучшая благодарность для меня от воина – это храбрость в бою и множество убитых во славу Асгарда врагов! Все остальное – ерунда.
– Обещаю, я не посрамлю честь Асгарда! – пылко воскликнула будущая воительница.
– Я верю тебе, – кивнул Тор. – Теперь иди, кирия, наверно, заждалась тебя. А я буду ждать здесь – ровно через неделю.
И он, широко улыбнувшись и подмигнув, зашагал прочь с тренировочного поля. Трое его спутников, молча отсалютовав будущей боевой подруге, направились за ним. Оруженосцы помчались убирать оружие и прочее боевое снаряжение, отслужившее свое на сегодня, чтобы подготовить к новым сражениям. И Сиф внезапно почувствовала себя одной из этих вещей.
Кирия Сигрид, не говоря ни слова, потащила ее к целителям, и только после того, как все ссадины Сиф были смазаны целебной мазью, а она сама наелась, поинтересовалась у нее, как все прошло.
– Я и не сомневалась в тебе, – сказала она, выслушав краткий и по-деловому скупой отчет девушки. И улыбнулась ласково. Как мать. – Тор замечательный воин, – добавила она. – Достойный сын своего великого отца.
Сиф кивнула. Тор и на нее произвел очень хорошее впечатление, и уже она мечтала о том времени, когда сможет сражаться рядом с ним как полноправный воин. Только интересно, где же был его брат?..
Локи она не видела недели две или три. Занятая постоянными тренировками, то с кирией и другими девушками, то с Тором, она готовилась к прохождению испытания на звание валькирии, и у нее оставалось все меньше времени, чтобы вспоминать тот замечательный пир в Золотом Чертоге. И удивительный танец с зеленоглазыми принцем. Тело, нывшее каждый вечер после изнурительных занятий, уже стало забывать ту невесомую легкость, с которой она скользила по залу с высокими колоннами. «Валькирии танцуют только с мечами», – сказал Тор. И он был прав. Этот танец она знала куда лучше. Интересно было бы станцевать его с принцем Локи, кто бы тогда стал вести? Почему он никогда не приходит на тренировки с братом? Может, он действительно трус, как про него говорят злые языки? И действительно не умеет держать в руках оружие, предпочитая пользоваться волшебными трюками? Сиф очень хотелось верить, что это не так. И очень хотелось убедиться в этом самой.

Она встретила его неожиданно, когда брела, по обыкновению одна, с тренировочного поля через сад. Тор в тот раз решил отработать несколько «веселых» приемчиков и, как обычно, не давал никому поблажки. Теперь у Сиф, пропустившей несколько раз удары его меча, даром что учебного, болели ребра и гудела голова. На скуле наверняка уже налился лиловым цветом синяк, и ей было страшно представить, как она взглянет в зеркало, когда доберется до своей комнаты.
И именно в этот день Локи вышел ей навстречу из-за цветущего куста акации.
– Мой брат – свинья, – сказал он вместо приветствия, расстроено поджав губы.
Сиф остановилась, не зная, что сделать или сказать. Первым ее желанием было сбежать или хотя бы спрятать лицо, чтобы он не видел ее такой…
– Вам, должно быть, больно, леди? – он шагнул к ней, протянув руку, чтобы дотронуться до разбитого лица, и Сиф, тут же смешавшись, вспомнила об этикете.
– Мой принц, – она поклонилась, прижимая к груди кулак и прикусив губу от пронзившей боли. – Спасибо за беспокойство, но не стоит…
Локи не дал ей договорить. Осторожно взял за плечи, поднимая, и провел пальцами по скуле.
Сиф замерла. Рука принца была приятно холодной, и кажется, от этого прикосновения голова стала меньше болеть.
– Свинья и медведь, – пробормотал Локи, все еще не отнимая руки. – Разве ж можно так обращаться с прекрасной юной девой?
– Я воин, – возразила Сиф, не двигаясь и не пытаясь даже уклониться от руки принца. – Я хочу стать лучшим воином Асгарда! И мне не нужно снисхождение. Особенно в учебе.
Локи приподнял брови, и его губы тронула легкая улыбка.
– Тор учит тебя идти напролом и встречать все удары грудь в грудь и с открытым лицом, – он не спрашивал, видимо, хорошо зная боевые привычки своего брата.
– Настоящие воины именно так должны встречать врага! – воскликнула она.
– Настоящие воины должны жить и не тратить свое драгоценное здоровье попусту, – возразил Локи, наконец отнимая руку. – Вот так-то лучше, – улыбнулся он, посмотрев на нее.
Сиф, отчего-то испугавшись, прижала ладонь к поврежденной щеке. И почувствовала лишь небольшую припухлость на месте ссадины. Боли не было.
– Завтра пройдет совсем, – пообещал Локи. – С таким братом, как Тор, волей-неволей навостришься в целительной магии. Хотя… кости сращивать я пока что не очень хорошо умею. И кишки обратно в брюхо укладывать… – он поморщился. – А уж из мертвых воскрешать и вовсе не возьмусь… Так что пообещай мне, что впредь будешь осторожнее, прекрасная леди Сиф.
Он взял ее правую руку и, наклонившись, поцеловал пальцы.
Сиф хотела что-то ответить, но забыла все слова, засмотревшись в его глаза, зеленые и чуть насмешливые. По-доброму насмешливые.
– Спасибо, – сказала она, и сама огорчилась от того, как грубо и хрипло прозвучал ее голос. После его-то мягкой и теплой речи. – Мне надо идти.
– Конечно, – Локи отпустил ее руку и посторонился, освобождая путь.
Но стоило Сиф шевельнуться и сделать шаг, как боль под ребрами пронзила ее так резко, что она не сдержала вскрика и пошатнулась. Когда темнота, на миг застившая ее взор, рассеялась, она поняла, что стоит на ногах только благодаря принцу, крепко схватившему ее за плечи.
– Похоже, все серьезнее, чем я думал… – пробормотал он себе под нос. – И это уже не в моих силах… Позволите, леди?
И не дожидаясь ее ответа, легко подхватил ее на руки и понес.
– Я могу идти сама, – пролепетала Сиф.
– Конечно, можете, – серьезно ответил Локи. – Но медленно. А с визитом к целителю затягивать не стоит.
Он и правда шагал очень споро, словно девушка в воинском облачении весила не больше, чем охапка полевых цветов. И Сиф покорилась его воле, хотя гордость и нашептывала ей в оба уха, что будущей валькирии не пристало позволять носить себя на руках, словно изнеженную барышню. Но уверенность бережно несущего ее Локи не оставила ей никакого шанса. «А вдруг я и правда не дойду и снова грохнусь в обморок? Это будет еще хуже…» – подумала она. Однако голову на плечо ему все-таки не склонила, продолжала держать прямо.
Локи быстро донес ее до лечебного корпуса, осторожно опустил в кресло и громко позвал главного целителя. Сиф даже удивилась, что у него такой сильный голос: до этого он разговаривал исключительно приглушенно. На прощанье он снова поцеловал ее руку и пожелал скорейшего выздоровления.
Врачи предписали ей провести следующий день в покое, повторив слова Локи о том, что разумный воин должен беречь свое здоровье.
– Вы слишком молоды и полны сил, – сказал ей целитель, провожая ее до дверей. – И вам кажется, что все сможете преодолеть. Но поверьте, здоровьем не нужно пренебрегать и в молодости.
Он так добродушно ей улыбался, что Сиф ничего не оставалось, кроме как поклясться, что будет исполнять его распоряжения в точности. А затем следовать клятве.
Тор, конечно, обо всем узнал. И через неделю, когда уже полностью оправившаяся Сиф снова пришла в назначенное время на тренировочное поле, и они встали друг против друга в боевую стойку, Тор ей сказал:
– Если ты еще не достаточно окрепла, скажи лучше сейчас. И мы встретимся в другой раз, когда ты будешь в хорошей форме.
– Я готова, мой принц! – воскликнула Сиф, задетая тем, что он может сомневаться в ней.
– Смотри, я предупредил, – весело подмигнул ей Тор, явно не ожидавший другого ответа. – Просто не рассчитывай, что в трудный момент мой брат появится и заступится за тебя.
– Я… я… мне не нужно ничье заступничество! – выпалила Сиф, заливаясь краской. Что Локи рассказал Тору, если тот теперь смеет думать о ней, как о девчонке, нуждающейся в заступнике?
Тор не смог сдержать широкую улыбку: ему понравились ее слова.
– Тогда бейся! – крикнул он и замахнулся тяжелой секирой, которую избрал своим оружием на этот день.
Бой получился сложным. Тор без всякого снисхождения гонял Сиф по всему полю, лишь изредка ободряя короткими выкриками ее самые удачные удары. У нее опять заболело все тело, и она успела подумать, что опять придется идти к целителю, и тот наверняка опять покачает головой, увидев ее ссадины и ушибы, и опять прикажет ей отлеживаться пару дней… Когда же настанет тот день, когда она сможет хоть немного быть равной могучему Тору?
Выдерживать натиск его секиры направленной прямо в лоб или в грудь было сложнее всего. Иной раз ей казалось, что ее щит и меч не выдержат, и она грохнется в пыль. Иной раз хотелось увернуться от удара, но Тор смотрел прямо в глаза, и ей самой становилось стыдно от таких мыслей. И она раз за разом поднимала оружие, стискивая зубы. И молилась, чтобы пальцы не разжались сами собой от невероятного напряжения.
Тор остановился сам, вытер льющийся рекой пот со лба.
Сиф, еще не переведя дыхание, вопросительно на него посмотрела: все? Или он считает, что на сегодня недостаточно? Если нет, она найдет силы…
– Впечатляет! – раздался откуда-то сбоку громкий голос.
Изящным прыжком перемахнув через бортик, на площадку ступил принц Локи.
– Еще два удара, и ты бы размазал прекрасную деву по песку, – сказал он брату. – Леди Сиф, – легкий поклон в ее сторону.
– Мой принц… – она опустилась на одно колено. И понадеялась, что никто не заметил, как она при этом пошатнулась.
– Пришел спасать? – нахмурился Тор.
– Нет, просто посмотреть, – как ни в чем ни бывало ответил Локи. – И самому размяться. А то я, кажется, уже забыл, как это делается.
– Ты? Хочешь драться? – брови Тора поползли вверх.
– Это странно? – в точности скопировал его мимику брат. – Сколько мы с тобой ни странствовали по разным мирам, я всегда поддерживал тебя во всех передрягах и прикрывал тебе спину. Кто знает, что ждет нас в следующий раз и когда? Надо быть в форме.
– В какой форме, если ты давно уже не берешь с собой иного оружия, кроме метательных ножей? И в твоих покоях все стены в дырках от их ударов. Готов поспорить, в некоторые ты можешь загнать нож, не глядя даже в полной темноте, – осклабился Тор.
Локи хмыкнул, в руках у него оказался метательный нож. Сиф даже не заметила, как и откуда он его достал.
– Во всяком случае, от этого никто не страдает, – ответил он, подкидывая нож высоко вверх и ловя двумя пальцами за лезвие. – В твоих покоях весь пол в колдобинах от ударов Мьельнира. Ты-то не спотыкаешься, но тебе же плевать, что другие могут переломать ноги.
Сиф чуть было не хихикнула, но вовремя опомнилась и прикусила губу.
– Ты не гнушаешься упражняться с другим оружием, – добавил Локи, пока Тор, открыв рот, придумывал, что бы такое ответить. – Я тоже. К тому же ножи в пылу боя имеют обыкновение заканчиваться… – он сжал клинок между ладонями, а когда развел их в стороны, ножа уже не было.
– Уговорил, давай подеремся, – сдержанно кивнул Тор. – Только с одним условием.
– Все, что угодно, брат.
– Честная драка, без этих твоих фокусов.
– Согласен, – легко улыбнулся Локи. – Вы посмо́трите, леди? – спросил он Сиф. – Посмотри́те. Не каждый день можно увидеть, как дерутся сыновья Одина, да еще и на обычном оружии.
Сиф и так не собиралась уходить, а уж после такого предложения это было и вовсе немыслимо.
Локи придирчиво оглядел арсенал, притащенный оруженосцами специально для тренировки. Недовольно наморщил нос и прикрыл глаза.
– Всего один фокус, пока мы не начали, – предупредил он. Перебрал пальцами, как арфист по струнам, и в его ладонях появилась двухклинковая глефа.
Сиф приоткрыла рот, сама не зная, чему удивилась больше: волшебству, с помощью которого оружие из замкового хранилища переместилось на тренировочную площадку, или самому оружию, редкому и очень опасному.
Изобретение альвов, двухклинковая глефа не пользовалась большой любовью у воинов Асгарда. Поговаривали, что для владения ею нужно колдовство, хотя кирия Вейда, обучавшая Сиф, презрительно фыркнула, услышав это. И даже позволила своей ученице немного поупражняться с глефой. Однако потом убедила ее, что есть много куда более достойного, простого и в то же время смертоносного оружия, чем эта придумка альвских оружейников. Сиф согласилась с наставницей, однако время от времени с сожалением вспоминала, как удобно лежала в ее ладони рукоять учебной глефы… Может быть, той же самой, которую сейчас держал Локи. Вряд ли их было много в учебной оружейной Золотого Чертога.
Локи покачал глефу в руке, примериваясь. Доспехов на нем не было, и рядом с братом в блестящей кольчуге, усиленной мощной грудной пластиной, он в своем черном камзоле сейчас выглядел тонкой тростинкой.
Тор ударил без предупреждения, но Локи то ли заранее знал, что брат так сделает, то ли обладал поистине хорошей реакцией. Поймав удар Тора на один клинок, он ловко отвел его в сторону и резво сделал выпад другим концом глефы. Тор, поняв, что не успеет отбить этот удар, извернулся и ударил брата ногой по руке. Локи разжал пальцы.
Сиф ахнула. Так быстро сдался?..
Однако Локи каким-то неуловимым движением, почти ложась на землю, успел поймать свою глефу за миг до того, как она упала. И тут же откатился прочь.
Тор зарычал и, размахнувшись секирой, напрыгнул на брата. Локи ловко уклонился и, когда Тор по инерции пролетел мимо, шлепнул его плоской стороной лезвия пониже спины.
– Договор был о честной драке! – мгновенно разворачиваясь, напомнил Тор.
– Это просто ловкость рук, – возразил Локи, крутанув глефу. – Никаких фокусов.
И тут же сам перешел в наступление.
Ловкий и стремительный, он и защищался и атаковал одновременно. Хотя казалось, что тяжеловесной секире Тора, направленной его уверенной и могучей рукой, ничего не стоит переломить неширокое древко глефы. Однако Локи неизменно умудрялся предугадывать удары, и секира просто скрежетала по его клинку или пролетала мимо. И сам внезапно выкидывал то одно, то другое лезвие так, что Тор едва успевал отбивать.
Пару атак Локи легко было бы обойти, всего лишь отскочив в сторону, но Тор неизменно отвечал ударом на удар, защищая себя только своей силой. Локи же крутился как змея, и уворачиваясь, и падая, и снова выпуская глефу из рук, впрочем, ни разу не позволяя ей коснуться земли, так что формально не проигрывая. И наконец, рухнув в очередной раз Тору под ноги, немыслимо извернулся всем корпусом и, зацепив лезвием глефы за край секиры, как рычагом вырвал ее из рук брата. Второе лезвие глефы уперлось Тору между ног, и чтобы не напороться на него, старшему принцу пришлось отпрянуть назад, разжав пальцы.
Секира тяжело рухнула на землю. Тор застыл с открытым ртом, сообразив, что его только что одурачили.
Локи перекатился через голову и снова встал в боевую стойку. Пыльный, растрепанный, запыхавшийся. И почему-то не протягивающий брату руку в знак окончания поединка.
Тор тоже застыл на месте, пожирая брата глазами, и отставив правую руку в сторону.
– Тор! – разом выкрикнули все трое его боевых товарищей, раньше Сиф сообразившие, что сейчас произойдет. Но более ничего не успели сделать. В руку Тора уже влетел верный Мьельнир, и старший принц, зарычав, бросился на младшего, словно желая впечатать его своим знаменитым молотом в землю.
Сиф не успела ахнуть, как Мьельнир со всей мощью опустился на голову Локи, все так же неподвижно стоявшего и лишь немного приподнявшего учебную глефу, которая вряд ли могла помочь против магического оружия.
И в тот же миг силуэт Локи дернулся, засверкал яркими точками и стал расплываться на глазах. Тор со своим молотом, не встретив сопротивления, рухнул на землю. А материализовавшийся за его спиной Локи опустил глефу и наконец протянул брату руку со словами:
– А ведь сам же говорил: без фокусов. Ну, и кто из нас обманщик, брат?
Тор, приподнявшись на локте, обвел хмурым взглядом всех присутствующих. Оруженосцы быстро сделали вид, что так заняты чисткой оружия, что ничего не видели. Троица Воинов скорчила неодобрительные гримасы, показывая, что Тору действительно не на что жаловаться. А Сиф просто благоразумно опустила глаза и из-под ресниц следила за Локи. На его лице не было ни торжества, ни самолюбования. Он просто ждал, когда старший брат пожмет ему руку в знак окончания поединка.
Тор понял, что остался в меньшинстве, и, нехотя обхватив пальцами локоть брата, поднялся.
– Ты меня славно погонял, спасибо тебе, – Локи с улыбкой хлопнул его по плечу. – Иногда бывает полезно подраться непривычным способом. Очень... хорошо прочищает мозги.
Тор буркнул в ответ что-то неразборчивое, а Локи подошел к Сиф и бросил ей глефу.
Девушка вовсе не ожидала этого, но руки оказались быстрее головы, и она поймала оружие ровно за середину древка.
– Хорошая штука, не правда ли, леди Сиф? – сказал Локи, освободившимися руками отряхивая одежду, от чего она волшебным образом становилась чистой. В последнюю очередь он провел ладонью по волосам, откидывая их назад, и они приняли форму его обычной аккуратной прически.
– Да, я всегда мечтала научиться ей владеть, – ответила она, с удивлением наблюдая за его метаморфозами.
– Почему нет? – Локи одарил ее лучезарной улыбкой, легко поклонился всем остальным и покинул тренировочное поле так же стремительно и неожиданно, как и появился на нем.
– Никогда не умел с ним драться, – подал голос Тор, все еще задумчиво глядя ему вслед.
– Сегодня он дрался честно, – заметил Огун.
– Да, но я о другом, – Тор наконец-то отложил свой боевой молот и потянулся, разминая еще напряженные после боя мышцы. – Он же такой… Даже не знаю, как сказать… – Тор покрутил руками перед собой, словно пытаясь помочь себе жестами. – Он мой младший брат, и я с детства все время боюсь, что могу нечаянно его сломать. И он этим пользуется.
– Локи как ивовый прут, – сказал Фандрал. – Гнешь его, гнешь, а он никак не ломается, а отпустишь – выпрямляется как ни в чем ни бывало. Не думаю, что тебе стоит о нем так волноваться.
– У тебя просто никогда не было брата, – неожиданно резко оборвал его Тор.
– Мы все здесь братья… – попытался возразить Фандрал.
– Это не то, – перебил Тор. – Кто-нибудь еще хочет попрактиковаться? Леди Сиф?
Сиф вообще-то уже устала и рассчитывала, что сейчас сможет вернуться к себе. Но отвечать отказом на прямой вопрос для будущей валькирии было невозможно. Поэтому она, аккуратно положив глефу Локи на землю рядом с собой, встала и поклонилась.
– Я готова, мой принц.
– А девчонку он сломать, значит, не боится… – послышался ей за спиной шепот Вольстагга. Но Фандрал и Огун хором на него громко шикнули, Тор вообще не обратил внимания, и Сиф решила, что ей тоже не пристало придавать значения всяким шепотам. По крайней мере, пока она ученица. Валькирия этого уже не простит.
После этого спарринга она приползла к себе в комнату, еле переставляя ноги. И если уж быть до конца честной, дошла только потому что думала всю дорогу не о себе, а о принце Локи. Она уже привыкла, что все, буквально все в Асгарде превозносили силу и воинские умения принца Тора, а про его брата говорили так, словно он и драться не умеет вовсе. Однако она своими глазами сейчас увидела, что Тор проиграл ему. И проиграл честно. Как же получилось так, что Локи, не менее искусный воин, чем брат, оставался в тени?
То, что она увидела сегодня в его исполнении, было удивительным, немыслимым. Неужели это доступно простому воину, не владеющему магией? Как же хотелось проверить на своем собственном опыте! Только кто бы согласился ее научить?.. Похоже, единственным в Асгарде, кто в совершенстве владел глефой, был сам принц Локи. У кого учился он? У альвов? Возможно… Ему, как принцу, должны быть открыты врата всех Девяти Миров. А кто пустит в Альвхайм простую ученицу, еще даже не прошедшую Посвящения? Возможно, когда она станет валькирией, когда она своими делами завоюет себе почет и уважение в Асгарде, она и сможет найти способ выбраться… А пока… Пока она только вспоминала, стараясь не упустить ни одной подробности, как глефа сверкала в умелых руках асгардского принца. И как сверкали при этом его глаза.

Принц Локи сам нашел ее. Через пару дней на закате, когда она прогуливалась по саду перед сном, отдыхая от трудов и тренировок, он неожиданно окликнул ее сзади.
– Как вам удается так неслышно подкрадываться? Это магия? – изумленно спросила она, прежде чем сообразила, что это неучтиво. Однако принц, не обратив внимания на тон, подошел и легко поклонился.
– Что-то вроде, – сказал он. – Скучно быть таким как все. Скучно подчиняться общим правилам, которые, уже никто не помнит, когда и для чего выдумали. Вы, леди, должны меня в этом понимать.
– Да, – не стала отрицать Сиф. – Хотя мне кажется, что использовать магию против тех, кто ею не владеет, – не очень честно. Особенно в бою.
– В бою нечестно утверждать, особенно молодому и полному сил человеку, что он готов умереть, – возразил Локи. – Я всегда честно признаюсь, что хочу жить. Поэтому когда на мою жизнь покушаются, я готов на все. Равно, как и когда покушаются на жизни моих друзей.
– Но разве отдать жизнь за своих друзей, за то, во что веришь, ради чего живешь – это не высшая доблесть воина?
– Высшая, – кивнул Локи и поднял глаза к небесам. – Настолько, что и не счесть, сколько до нее еще есть других доблестей и возможностей. И пока я не перепробую их все, я не буду использовать ту, последнюю.
Сиф задумалась. Со словами принца сложно было не согласиться, однако что-то ее настораживало. И она никак не могла понять, что.
Локи посторонился, позволяя ей первой завернуть за угол, и Сиф обнаружила, что они вышли на небольшую площадку в дальнем краю сада, не таком ухоженном и мало посещаемом, особенно в столь позднее время.
– Я опять хочу пригласить вас на танец, – сказал Локи.
– Что? – удивилась Сиф. Танцевать?
Принц, вытащив из-за голенища нож, ловко срубил два тонких деревца, толщиной не больше двух пальцев, кое-как обстругал от листьев и ростков. Затем, убрав нож, провел рукой вдоль всей длины одного из них. И Сиф не смогла сдержать восхищенного вздоха. В руках у Локи оказалась глефа, разноцветно сверкающая обоими лезвиями в звездном свете. Принц бросил ей сотворенное оружие и проделал то же со второй палкой.
– Танец с глефами, – объявил он. – Мне показалось, что это будет вам интересно, леди.
– О да! – воскликнула Сиф, тут же вставая в боевую стойку, и поудобнее перехватила древко.
– Тогда фигура первая…
Занятие с Локи разительно отличалось от занятий с его братом. Он не нападал, не орал, ругаясь или одобряя, зато много говорил. И это ей напомнило старые дни, когда она только начинала свое обучение воинской премудрости.
– Секрет владения глефой, леди Сиф, очень прост. Но нравится не всем. Это коварное оружие. Двуличное. Простые воины не любят его за это, как не любят всех, кто использует хитрости. Но без хитрости войны не выиграешь. Ни целиком, ни даже крупную битву. У полководца всегда должно быть что-то, что можно без тени сожаления выбросить вперед, – Локи сделал выпад одним концом глефы, и Сиф тут же встретила его своим оружием. Однако Локи, замерев, продолжил говорить. – И это будет красиво и смело. И часто отчаянно. Потому что это именно то, что от тебя непременно ждут твои противники. А раз они ждут, значит, они готовы. Это атака, обреченная на неудачу, – он ловко подцепил ее клинок своим и отвел в сторону. Сиф даже не успела понять, что надо сделать. – Но у опытного полководца всегда есть арьергард. Который он оставлял в тени до поры до времени. И пока армия противника пытается добить авангард, который, сопротивляясь из последних сил, уходит куда-то в сторону, и кажется, что позорно бежит, арьергард наносит свой удар.
И он другим концом глефы легонько ткнул ее под ребра.
– Туше, как говорят в одном из моих любимых миров. И никаких фокусов. Но помни об одном. Если ты пользуешься хитростью, следи, чтобы она не обернулась против тебя. У глефы два конца, острых и смертельно опасных. Чуть зазеваешься, и… – он снова провел атаку, Сиф снова отбила, но теперь его глефа развернулась как-то по-другому, и она понять не успела, как второе лезвие ее собственной глефы угодило ей в бедро. Хорошо, это была всего лишь тупая деревяшка с наведенным мороком. – Если привыкаешь к мечу, такую ошибку легко допустить. Никогда не забывай об этом.
– Вы научите меня?
– Конечно.
И с этого дня каждый вечер Сиф шла в дальний конец парка, чтобы тренироваться с принцем Локи. В остальном ее жизнь совсем не изменилась. И подготовка к Посвящению шла своим чередом, наставницы-кирии не давали ей расслабляться, Тор отчаянно гонял на тренировочной площадке, каждый раз неизменно оставляя на ее теле новые ссадины и синяки. Но если раньше это все занимало всю ее жизнь, помыслы и переживания, то теперь вдруг стало неважным. И Сиф весь день ждала лишь того момента, когда можно будет снова взять в руки волшебную глефу, идеально сбалансированную и сверкающую своими лезвиями. Пусть они были ненастоящие, всего лишь ловко наведенный морок, не способный причинить вреда, но сердце Сиф пело, когда она смотрела на них. И еще больше – когда видела, как опасное оружие начинает ей подчиняться.
– Я, наверно, отрываю вас от важных дел, – сказала она как-то принцу Локи во время небольшой передышки.
– Ничуть. Когда у меня будут дела важнее занятий с вами, я дам вам знать, леди Сиф. Меня больше заботит, что вы из-за всего этого мало отдыхаете. Ваши другие учителя совсем не дают вам роздыху.
– До Посвящения осталось всего ничего. Я должна сделать все, чтобы пройти его, не заставив краснеть моих наставников.
– Я мог бы поговорить с кирией Вейдой, чтобы она освободила вас от занятий с… секирой, к примеру.
Сиф недоуменно посмотрела на него.
Локи взял ее руку и внимательно осмотрел.
– Я не хочу ничуть умалять ваших способностей, леди Сиф, но признайте сами: секира некрасиво смотрится в тонких женских руках. В отличие от глефы.
Сиф успела подумать, что надо бы обидеться, но вместо этого рассмеялась. И руку не отняла.
– Оставьте грубую силу моему брату. Все равно в этом никто и никогда с ним не сравнится.
– Как это ни печально, но правда, – признала Сиф, уже убедившаяся, что Тора даже с обычным оружием одолеть практически невозможно.
– Было бы о чем печалиться! – пожал плечами Локи. – Отдохнули? Продолжим.
Сам Локи грубую силу не жаловал вообще, хотя, как Сиф успела убедиться, обделен ею не был. Тем не менее он никогда не встречал удары грудью и от Сиф требовал того же.
– Ты пойми, – говорил он, ловко обходя очередную ее защиту, – нельзя всегда тупо лезть по прямой. Оглядись, и поймешь, что можно с меньшими усилиями сделать большее. Война – не учебный бой. Войну не выиграть красивой смертью. Мысли шире! Глефа – не секира – она дает себе такую возможность! Почувствуй ее легкость. Почувствуй ее лезвия как крылья пчелы. Они порхают, то здесь, то там. Позволь себе лететь на них. И жалить не только в лицо, но со всех сторон. И не бойся замараться, упав. Грязь засохнет и отвалится, если ты останешься живой, а не превратишься в ее часть, славно померев…

– Что-то ты хитришь, – однажды сказал ей Тор, когда она, скользнув на землю, увернулась от очередного его удара, грозившего ей вновь сломанными ребрами.
– Схитривший воин лучше раненного, – ответила Сиф, поднимаясь и отряхивая с одежды песок.
– Не говори так, а то я подумаю, что это не ты, а мой брат, принявший твою личину. Я люблю Локи всей душой и разорву каждого, кто посмеет хоть словом оскорбить его. Но… если честно, он всегда мне завидовал, моей силе, моим умениям, – Тор подкинул тяжелый учебный меч легко, словно щепку. – Поэтому он всегда выдумывал эти свои отговорки и выкрутасы. Запомни, Сиф, если хочешь чего-то добиться, равняйся на более сильных!
– Мне кажется, он тоже сильный, – возразила Сиф, сама пугаясь собственной храбрости. Вклиниваться в отношения между членами королевской семьи у всех обитателей Золотого Чертога считалось верхом неразумности.
– Он сильный маг, этого не отнять, – признал Тор. – Исчезнуть тут, появиться там. Пыль в глаза пустить, фейерверк устроить… – он поморщился. И тут же, словно опомнившись, предупредил. – Только ему не говори. Обидится еще, а мне потом опять избавляться от…
Тут Тор совсем смешался и, кажется, даже покраснел. Сиф пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы сохранить серьезное выражение лица. И не отвлекаться потом на размышления, что же такое сотворил хитрый Локи со своим старшим братом.
Ее так и подмывало спросить у Локи, но их отношения не позволяли затрагивать столь личные темы. И самой нарушать устоявшиеся негласные правила Сиф не хотелось. Если Тор, как правило, в разговорах нередко проезжался и довольно грубо по своим приятелям, отцу, обожал пересказывать в подробностях все свои приключения, то с Локи они вообще говорили только на какие-то общие темы, как ни странно, о войне и о политике. Локи часто иронично отзывался о многих придворных и шутил о распорядках при дворе, однако ничто из этого никогда не касалось его лично, его интересов и его семьи.
Один лишь раз Локи заговорил о личном… После того, как Сиф поинтересовалась у него, владеет ли он другим оружием, кроме глефы.
– Практически всем, что создало воинственное воображение всех рас, – с усмешкой ответил он.
– Но почему?.. – удивилась Сиф. – Почему вы никогда об этом не говорите? Все считают вашего брата великим воином, а про вас даже не вспоминают в этой связи.
– Потому что Тор и есть великий воин, – объяснил Локи. – А я нет. Когда мы были детьми, и он начинал тренироваться, я часто наблюдал за ним. Как легко ему все дается на тренировках, и с какой гордостью после смотрит на него отец. И я мечтал быть таким же как он. Сильным и умелым. Чтобы отец гордился мной не меньше, чем им. И я тоже тренировался. Много. Усердно. И довольно успешно. Но мне понадобилось много времени, пота и боли, чтобы понять, что я никогда не стану таким как он. Хоть из кожи вон вылезу. И отец никогда не будет гордиться великим воином Локи…
– Мне кажется, вы скромничаете, – возразила Сиф.
– Мне не свойственна лишняя скромность, – улыбнулся он. – Я довольно трезво оцениваю свои способности. Не верите – спросите моего отца, кого из нас он считает лучшим… воином. Хотя с глефой я действительно лучше Тора, – быстро продолжил Локи, перехватывая свое оружие. – Он не обучался у альвов, в отличие от меня.
Может, он и в самом деле не такой великий воин, думала Сиф, но как учитель он точно лучше. И как собеседник. При том, что Локи не часто говорил о войне, ей было интереснее слушать его, чем Тора. И ей куда больше нравилось держать в руках тонкую стремительную глефу, чем обычный меч.
«Хороший воин должен владеть разными техниками боя», – подумала она вечером, отводя удар Локи и ловко уворачиваясь, чтобы провести контратаку.
– Молодец!
Очередной выпад, и лезвие глефы, не встретив сопротивления, входит Локи в живот. Но Сиф не успевает даже ахнуть. Фигура принца начинает искриться и размывается в воздухе.
– Ты меня провела, достойная ученица, – Локи уже стоит за спиной, спокойно опустив оружие.
– Это ты меня провел! Что за фокусы?! – возмущенно воскликнула она, оборачиваясь. И тут же замерла, сообразив, что впервые позволила себе повысить на него голос и обратиться на ты.
– Каждый защищается, как может, – Локи улыбнулся широко и обезоруживающе. – Через две недели у тебя Посвящение. Я не буду тебя больше утомлять перед столь ответственным событием. Тем более у меня есть кое-какие дела… В других мирах. Мне придется покинуть Асгард на время. Так что сегодня был наш последний… ночной танец. Благодарю, леди Сиф, – он церемонно поклонился. – Мне было очень приятно.
Сиф даже не нашла, что сказать. Последний танец? Последняя ночь? Но как… Ведь они же только начали… У нее же только стало получаться… Ведь столько еще осталось не сделано…
– Не печальтесь, леди, – сказал Локи, словно прочитав ее мысли. – К вашему Посвящению я вернусь. А потом… Я даже не знаю, будут ли интересны валькирии подобные безделицы, – он поглядел на свою глефу как-то разочарованно, словно только что заметил, что она ненастоящая.
– Конечно, будут, – Сиф хотела, чтобы ответ прозвучал уверенно, но голос почему-то сорвался.
Локи посмотрел прямо на нее, и она в очередной раз поразилась, какие необыкновенно зеленые у него глаза.
– Тогда еще увидимся, – сказал он. – Удачи, леди Сиф.
– И вам… тоже удачи… в других мирах, мой принц, – выдавила она, чтоб не казаться невежливой.
Локи улыбнулся и ушел.
Сиф тоже побрела к себе, размышляя, что оставшиеся две недели пройдут быстро, она не успеет и оглянуться. И исполнится ее мечта. Она станет полноправной валькирией, воином Асгарда. И сможет участвовать в сражениях, настоящих, неучебных. И докажет всем, что достойна быть правой рукой Могучего Тора. И будет чаще видеться с его зеленоглазым братом… Интересно, согласится он продолжать с ней свои занятия? Или может, новый статус позволит набраться наглости и попросить его познакомить ее с альвами, мастерами боя на глефах? Не откажет же он. Может, даже порекомендует ее…
– Сиф, что это у тебя в руках? – окликнула ее кирия Сигрид, увидевшая ее на пороге дома.
И только тут Сиф сообразила, что так и не выпустила из рук волшебную учебную глефу, которую до этого всегда оставляла в парке. Чары Локи все еще держались, и здесь в свете фонарей два лезвия искрились особенно ярко и сказочно.
– Принц Локи подарил мне… На удачу, – она бы рада была сказать что-то другое, но кто ж поверит, что явно магическая вещь просто так попала в руки обычной ученицы валькирий? – Милая игрушка, правда?
Кирия Сигрид подошла и, жестом попросив разрешения, взяла глефу в руки.
– Хороший баланс и весит, как настоящая… Только убить нельзя.
Сиф улыбнулась.
– Это не мое дело, конечно, – сказала кирия, возвращая оружие, – но я бы не стала принимать такие подарки. Дело даже не в том, что ты пока еще простая девчонка, а он сын Одина. Я уверена, скоро ты всем докажешь, что достойна стоять наравне с великими воинами и принцами. Просто это – Локи. Один из немногих асов, кому подвластна магия. Известный шутник и острослов. Ты совсем недавно прибыла в Золотой Чертог, но и ты наверняка слышала уже рассказы о его проделках, как он насмехался над воинами. Кто знает, какие цели он преследовал на самом деле, когда делал этот подарок.
– Я… я… уверена, что он просто хотел меня развлечь, чтобы я не волновалась так сильно в последние дни, – пролепетала Сиф. Так получилось, что о своих тренировках с принцем она никому не рассказывала. Просто ее никогда не спрашивали, где она гуляет по полночи. Но сейчас почувствовала, что и не готова говорить о них. Вдруг кирия еще подумает, что Локи как-то ее околдовал? Но единственное волшебство, которое он ей демонстрировал – это превращение обычных палок в учебные глефы. И Сиф готова была драться на боевом оружии с каждым, кто посмел бы усомниться в этом.
– Я не люблю давать советы, – покачала головой кирия Сигрид. – Но… будь осторожнее с ним. Не общайся слишком близко. Мы воины, и держаться нам лучше других воинов, компании тех, кто мыслит так же как мы, и разделяет те же убеждения, что и мы. Локи интриган и хитрец. Он умеет подольститься к каждому. Но что у него на душе, не знает никто. Наверно, даже Всеотец. Однако он его сын, он брат Тора, мы должны выказывать ему должное почтение. Но не нужно ничего более. Хотя… подарки, конечно, это приятно. Жаль, Тор их делать не умеет.
Сиф пришла к себе, поставила мерцающую глефу у стены рядом с кроватью и села, обхватив себя руками за плечи. Ей хотелось побежать, догнать принца Локи и, глядя прямо в его зеленые глаза, потребовать ответа, что он действительно не преследовал иной цели, кроме как научить ее. Ей хотелось вернуться к кирии Сигрид с глефой наперевес и вызвать ее на поединок, чтобы показать, как Локи обучил ее. Ей хотелось, чтобы две недели как можно скорее промчались, и уже никто не смел бы ей указывать, что делать и кого слушать. И чтобы Локи вернулся, и они снова бы встретились на отдаленной поляне дикого парка, чтобы станцевать с глефами…

Продолжение (полностью первую часть) можно прочитать на фикбуке.


@темы: гет, Фанфик, Сиф, Локи/Сиф, Локи, PG-13