Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:42 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Название: Калькулятор – ч.5
Автор: katsudon
Переводчик: belana
Бета: Nadalz
Ссылка на оригинал: ссылка
Разрешение получено
Персонажи: Локи, Тор, прочие мстители
Рейтинг: PG
Саммари: Локи редко ошибается в расчетах, но когда это случается, последствия бывают неприятными. Над ними можно посмеяться – если выживешь. Маленькая ошибка приводит к созданию робота–убийцы, убеждённого, что он и есть Локи, собирающегося доказать этот тезис, став правильным злым божеством. К огорчению всех участников процесса, Локи объединяется с Мстителями, чтобы восстановить равновесие. В фике будут вафли, ожившие скелеты и пение леди Гаги в душе
Дисклеймер: всё принадлежит правообладателям
Примечание 1: продолжение фика про тапочки , Калькулятор – ч. 1, Калькулятор – ч.2, Калькулятор, ч.3, Калькулятор, ч.4
Примечание 2: оригинал закончен, перевод закончен

Глава 20

     У Локи был тяжёлый день, и он во всём винил врачей. Примерно через час после появления Бартона пришли они за Романовой и увезли её. Видимо, она отправилась домой пить молочные коктейли через трубочку ближайшие пару недель.
     От одной этой мысли Локи захандрил и разорвал на кусочки отвратительную больничную подушку. Он был готов убить ради молочного коктейля. В буквальном смысле. Нескольких человек. А за возможность попасть домой… Хотя это требовало наличия дома, не подвергшегося осквернению, а также появления работающего блендера и возвращения вафельницы, потому что дом без вафельницы — просто помещение.
     Но нет, агент Романова уехала домой и наслаждалась всеми благами свободы передвижения, а он лишился единственного источника развлечения, и единственной его одеждой была роба, не прикрывавшая задницу, и кандалы. Этого было достаточно, чтобы вывести даже простого человека из себя. Вместо того Локи представлял, что сделает с больницей, когда отберёт своё волшебство у робота. Он решил, что начнёт с тараканов. Плотоядных. Дальше видно будет.
     В конце концов он отказался от идеи интриговать, потому что план стал настолько сложным, что даже сам Локи вынужден был признать, что задумка оказалась немного глупой. Примерно в это время санитар в сопровождении двух охранников принёс поднос с отвратительного вида едой. Но Локи всё равно сумел мило улыбнуться и попросил ручку, потому что ей ничего сделать нельзя.
     К его вящему удивлению, ему дали карандаш, хотя скорее, это был огрызок, которым можно было убить, только если целиться очень точно (он не мог на это рассчитывать в своём состоянии), но Локи всё равно попытался дотянуться до яремной вены санитара. Зато огрызком можно было писать — только это имело значение. Вскоре он покрыл все поверхности, до которых мог дотянуться, предусмотрительно зашифрованными диаграммами и уравнениями. Иногда Локи добавлял откровенную чушь в записи. Но уже пора было думать наперёд, искать робота с минимумом доступных мидгардских технологий.
     В какой-то момент Локи вспомнил про поднос с едой. Сэндвич по вкусу был похож на бумагу, картофельный салат — на чистый майонез. А желе на десерт было… оранжевым.
     Локи швырнул его в дверь. Желе хлюпнуло и растеклось, что принесло Локи неописуемое удовлетворение.

     * * *

     Некоторое время спустя дверь в его палату открылась. Локи посмотрел вверх, по-прежнему рисуя одной рукой. Он ждал либо очередного санитара, либо Бартона, вернувшегося, чтобы развлечь его. Вместо этого перед Локи стоял один из друзей Тора, Стив Роджерс, также известный как Капитан Америка. У него было воронье гнездо на голове и мрачное выражение лица.
     — Аккуратнее с…
     Резиновые подошвы заскрипели на кафельном полу, а Стив устоял на ногах, схватившись за спинку кровати Локи.
     Локи прочистил горло, коснулся карандашом губы (от него остался только ластик с небольшим кусочком грифеля).
     — Тебе нужно поговорить с человеком, занимающимся питанием на базе. Этот колыхающийся десерт пытался сбежать.
     Стив даже не улыбнулся, но Локи всегда считал его слишком серьёзным, Роджерс поверит любой лжи, если её произнести достаточно убедительно.
     — Мы только что вернулись из Аречибо.
     — Кажется, это прекрасное место. Как оно вам?
     Вместо прямого ответа Стив достал ключ и снял с Локи кандалы.
     — Впечатление могло быть и лучше.
     — Думаю, у агента Романовой примерно такие же мысли по поводу музея.
     Как только его ноги оказались свободны, Локи сгруппировался, не беспокоясь, что демонстрирует Роджерсу задницу и не только. Капитан должен был посчитать это особой благодарностью. Блин, как же приятно было потянуть спину!
     — Так я свободен?
     — Пойдём со мной, — сказал Стив. — Только не пытайся сбежать, ладно?
     — Без штанов этого не произойдёт. — Локи аккуратно сполз с кровати.
     Стив едва заметно улыбнулся.
     — Чего не произойдёт? Не пойдешь со мной или не убежишь?
     — Ни то, ни другое. У меня всё-таки есть крохи самоуважения.
     — Вероятно, остатки твоей одежды где-то в палате. Я подожду. — Стив так и сделал, а Локи изучил содержимое всех ящиков и в конце концов нашёл украденные брюки.
     Локи подумал, не украсть ли пару скальпелей в целях самообороны, но в тот момент подобное желание казалось мелочным и жалким. Он натянул брюки, намеренно продемонстрировав достаточно ног и задницы, чтобы оценить реакцию гостя. Эти данные ему ничем не помогли, как и многое в его нынешнем состоянии.
     — Теперь, когда я одет, можешь завязывать с театральной паузой.
     Стив вывел его в коридор, мимо двух дверей в другую палату. Без единого слова он открыл дверь и отступил в сторону, давая возможность Локи увидеть пациента.
     Локи потребовалось гораздо больше времени, чем следовало, чтобы осознать увиденное, потому что оно не имело смысла.
     У пациента были разметавшиеся по подушке светлые волосы, как у Тора. У него была борода, как у Тора. Тот же нос, тот же едва заметный шрам от стрелы около уха, который он получил, когда они с Локи убегали от рассерженных эльфов. То есть, человек в кровати был точной копией его брата, только это было совершенно невозможно, потому что Тор никогда бы так смирно не лежал в кровати с какой-то трубкой в носу и капельницами в руке. Тем более его бы возмутили электроды, уходившие куда-то под синюю больничную робу. Локи был уверен, что Тор физически не способен сидеть спокойно (только если не бездельничает на голубом глазу), а глаза он закрывал только уснув или напившись.
     Или будучи без сознания не без участия Локи, когда события развивались слишком буквально, но это было нормально, потому что вырубал Тора сам Локи, и он же мог всё исправить лёгким движением руки (и никто ничего не узнает). Жизнь продолжится в нормальном ритме, когда все думают, что Локи злодей, у которого постоянно срываются планы, а сам Локи будет считать, что происходящее очень забавно.
     Хрясь.
     Локи с удивлением посмотрел на дверь. Он выломал кусок проёма (видимо, он неверно оценил своё состояние) и повредил три ногтя в процессе. Пальцы были в крови. Локи бросил выломанный кусок на пол, рассеянно вытер руку о больничную робу, которую так и не снял, и посмотрел на Стива.
     — Я всегда считал, что это здание построено из картона, — пояснил он очень вежливо и очень спокойно.
     Стив выратащился на него. В любой другой день при любых других обстоятельствах Локи бы валялся на полу от смеха при виде такой мимики или придумал бы возможность использовать её в своих целях.
     — Я передам твои слова нужным людям.
     Локи сделал шаг к кровати, потом ещё один. Требовались слишком большие усилия, чтобы шевелить ногами и дышать, а обычные методы (лесть и угрозы) на себе не работают. Он заставил себя прикоснуться к руке Тора, к его лицу. Даже для Локи его кожа казалась слишком холодной, у Тора исчезло нечто, страшно раздражавшее Локи, но делавшее Одинсона предсказуемым. Локи немного повернул голову брата, чтобы посмотреть на него в профиль, потом принюхался.
     Апельсины.
     Он судорожно сглотнул, едва не потеряв контроль над собой. А потом сделал то, что всегда делал в подобных ситуациях (это был его урок во время бесконечного падения с Бифроста. Как будто вечность назад). Локи подавил все эмоции, сдержал своё безумие и велел ледяной ярости внутри себя, делавшей его Локи, подождать. Потому что настало время слушать, запоминать и думать.
     Устраивать апокалипсис бессмысленно, если у него нет конкретной цели.
     Локи выпрямился. По привычке на лице появилась улыбка — деревянная и неприятная, словно Локи был готов убивать при малейшей провокации.
     — Думаю, тебе пора рассказать, что произошло, — приятным тоном сказал он.
     Стив скрестил руки на груди, но выглядел, скорее, как человек, пытающийся сам себя обнять.
     — Меня там не было, когда всё это произошло. Клинт был. Он сейчас уже, может, пришёл в себя.
     — Давай навестим его.
     Они вышли из палаты Тора, Локи не обернулся. Палата Клинта была прямо напротив, было заметно, что комнату быстро переоборудовали для этих целей. Бартона почти не было видно из-под бинтов (сквозь которые просачивалась кровь), трубок, растяжек и мониторов.
     — Клинт… Ты меня слышишь, приятель? — спросил Стив.
     Бартон разлепил один глаз.
     — Првт, — проскрипел он.
     Локи опёрся о перила кровати, чтобы оказаться в пределах видимости Бартона.
     — Расскажи, что произошло.
     Клинт нахмурился.
     — Стив?
     — Это я его выпустил. Просто… расскажи ему, ладно?
     Локи схватил Бартона за подбородок и повернул лицом к себе так, что они почти касались друг друга носами.
     — Не пытайся ничего скрыть. Я ведь узнаю.
     На секунду в глазах Бартона мелькнул страх. Его зрачки были настолько расширены, что радужки почти не было видно. Потом он сухо рассмеялся.
     — Ты не так страшен, как думаешь.
     — Простите? — Настала очередь Локи хмуриться.
     Опять этот смех.
     — Или, может, это всё потому, что я не чувствую своих ног. Это меня настолько пугает, что на всё остальное нет сил.
     Позади них завозился Стив, Локи только покачал головой.
     — Клинт Бартон, соберись. Расскажи мне всё. Мне нужно кое-кому отомстить.
     — Если обещаешь добавить чуток от меня.
     Локи обнаружил, что улыбается, и на этот раз выражение его лица было более естественным.
     — С удовольствием.
     Для человека с капельницей обезболивающего Бартон хорошо помнил все детали происшествия и чётко излагал факты, даже если сглатывал слова. Локи слушал и не видел необходимости задавать вопросы — большая редкость.
     Закончив говорить, Клинт уснул. Локи показал Стиву на выход, потом закрыл за ними дверь. Долгое время единственным звуком было жужжание флуоресцентных ламп, пока эти двое играли в гляделки.
     Локи и раньше собирался достать этого робота, это был единственный способ вернуть свою магию, в этом он был совершенно уверен. Но теперь ставки выросли, игра стала опаснее. Это его разозлило, взбодрило и напугало одновременно. Локи поднял вверх палец.
     — Я знаю, что надо делать.
     — Так давай начнём.
     — Я плохо работаю в команде, — хмыкнул Локи.
     — Когда-нибудь всё случается в первый раз.
     Локи посмотрел Стиву в глаза, отметив жутковатую схожесть с цветом глаз Тора. Более того, Локи засомневался. Он ожидал увидеть самоуверенность, возможно, некое самодовольство альфа-самца, которое он часто встречал у людей, слишком глупых, чтобы его бояться. Он ожидал увидеть вызов или угрозу, какое-нибудь проявление мачизма. Вместо этого Локи видел решимость и искренность.
     Он не понимал, как это интерпретировать.
     — Ты можешь пригодиться, — признал он.
     — Вот уж спасибо, — хмыкнул Стив.
     — Будешь делать, как я скажу. У меня есть план. Если будешь заниматься самодеятельностью, как мой… как Тор, это снизит шансы на успех.
     — Это я умею, — кивнул Стив. — Расскажи мне план, и я буду ему следовать.
     — Только самый костяк, — улыбнулся Локи. — Планы постоянно адаптируются к ситуации. Тебе придётся внимательно слушать.
     — Это я тоже умею. — Стив протянул ему руку. Локи разглядывал её, пока Стив не передумал, пожав плечами. — С чего начнём?
     — С брюк, — ответил Локи.
     — Они у тебя уже есть.
     — Хорошие брюки означают, что я буду быстро соображать. А потом мне понадобится рубашка. И туфли. — Локи улыбнулся. — А потом мы сделаем заявление.
     — Пообещай, что мне не придётся опять бить Гитлера по лицу, — рассмеялся Стив.

     Глава 21

     Вещание всех каналов связи мира (включая интернет-вещание) было прервано для экстренного сообщения.
     Оно не было похоже ни на одно земное экстренное сообщение, но в других уголках вселенной существовали разумные существа, которые выслушали бы его и пожали б плечами, то есть, в их случае выделили бы слизь с феромонами тревоги.
     Сообщение начиналось достаточно безобидно, с вида на какую-то в целом однотонную студию: светло-серые стены, светло-серый стол. Хотя кто-то предусмотрительно поставил в угол чахлый куст в горшке. За столом сидел человек с зализанными чёрными волосами и ярко-зелёными глазами на лисьем лице. Поначалу у него было выражение, которое среднестатистическая богатая тётушка посчитала бы признаком Милого Молодого Человека (65).
     А потом он улыбнулся. Это была довольно приятная мина, только складывалось впечатление, что он хочет вылезти из экрана и кого-нибудь покусать. И вполне вероятно, он был на это способен, если бы пожелал.
     Он аккуратно опёрся красивыми руками на стол и начал:
     — Приветствую вас, ничтожные смертные! Я, конечно, заслуживаю вашего полного внимания в любой момент времени, но сейчас я щедр как никогда. Так что считайте, что я испытываю очень маленькую, но ненулевую благодарность за ваше внимание или то, что заменяет оное в ваших крохотных мозгах.
     Одним плавным движением он запрыгнул на стол и скрестил ноги по-турецки.
     — Тем не менее, есть одно существо, к которому обращено это послание, да, я говорю о тебе, подонок. Твои попытки убить меня жалки, плохо спланированы и, как видишь, завершились полным провалом. Что очень точно тебя характеризует.
     Его улыбка стала немного ленивой.
     — Это была интересная попытка, надеюсь, в будущем ты придумаешь что-нибудь более оригинальное. Если тебе доступны базовые формы творчества, о чём мне трудно судить, ибо я не видел его признаков. — Он деликатно зевнул. — В общем, можешь попробовать ещё раз. Потому что сейчас ты наводишь скуку.
     Трансляция замерла на последнем кадре с идеальным фото говорившего, а Scissor Sisters начали бодро петь про «I can't decide whether you should live or die...», а по низу шла бегущая строка: «Хотя я уже всё решил. Достаточно сказать, что на тебя я бы не поставил. Люблю, целую, Локи».
      Пять минут спустя на Фейсбуке появилась страница, посвящённая этому человеку.
     Десять минут спустя Фейсбук упал под напором DDoS-атаки. Это могли быть китайские хакеры, а могла быть истерика робота, не понимавшего, что собственную ярость нужно любить, взращивать и копить, чтобы использовать в самый подходящий момент.

     ПРИМЕЧАНИЯ:
      (65) Например: «Он был таким милым молодым человеком, таким тихим, никогда бы не подумала, что он будет взасос целовать почтальона».

Глава 22

     — Так, думаю, в этот раз всё получилось, — сказал Стив, пристально следя за небольшой камерой и изображением на ней, словно боялся, что она его укусит.
     — Ты совершенно уверен? — После семи дублей Локи уже не доверял Стиву.
     — Э-э-э... Сейчас пересмотрю. Нажимать на эту зелёную кнопку, да?
     — Да. — Локи осторожно лёг на стол и положил ноги на край цветочного горшка, чтобы они оказались выше остальных частей тела. Перед глазами перестали плавать чёрные точки, хотя сердцебиение по-прежнему гулко отдавалось в ушах. Это могло быть последствием боли или злости, но скорее всего, и того, и другого.
     Для Локи было важно создать видимость отличного здоровья (независимо от реального положения дел), только чтобы наглядно показать, что он жив и способен насмехаться над роботом. Локи аккуратно расстегнул ворот рубашки и посмотрел на повязку на плече. Крови видно не было, что можно было считать добрым знаком. Боль в ключице каждый раз, когда ему приходилось запрыгивать на этот чёртов стол, была сама по себе неприятна, хорошо хоть рубашку выбрасывать не придётся.
     Стив внимательно изучал запись, звучавший оттуда голос был визгливой пародией на Локи.
     — Обращение «ничтожные смертные» так уж необходимо?
     — Правда глаза режет, да? — Локи потёр лоб. — И вообще, я же сказал, что благодарен. В некоторой степени.
     — И фраза про крохотные мозги. Даже ты не скажешь, что это правда.
     — Зависит от того, говорим мы буквально или иносказательно.
     — Видео в порядке. — Стив ухмыльнулся. — Отличный ролик, если я вправе так говорить.
     — Может, ты выбрал не ту работу? Киноакадемики, наверное, должны считать, что их обделили.
     Стив подошёл ближе и отдал ему камеру.
     — Как ты себя чувствуешь?
     — Просто прекрасно.
     — Потому что я заметил, что ты чрезмерно саркастичен, когда плохо себя чувствуешь.
     — Какое тонкое наблюдение. Я всегда саркастичен, — отрезал Локи.
     — Конечно, — ответил Стив с неискренним воодушевлением. — Как плечо?
     — Не задавай вопросы, ответы на которые не хочешь услышать. — Локи взял камеру и промотал видео вперёд. Ролик не был идеален, но мысль о ещё шести-семи дублях совершенно его не привлекала. — Передай это вашим технарям. Пусть пустят его в эфир как можно скорее.
     — Без проблем. Вернусь через несколько минут. Тебе что-нибудь нужно?
     Локи прикрыл глаза рукой. Он подумал, не попросить ли тишины, или новое плечо, или что-нибудь не менее остроумное. Так он бы ответил Тору на столь глупый вопрос. Но у Локи не было сил, и он не хотел слышать ответ Стива или смотреть в его честные голубые глаза, слишком похожие на глаза брата. Толика самоуверенности, присущая Тору, была единственным недостающим фрагментом.
     — Нет, спасибо.
     Он прислушивался к удаляющимся шагам Стива со смесью облегчения и ужаса. С облегчением, потому что Локи устал и даже немного нервничал, а идеальный герой Америки выматывал остатки нервов. Он знал, что не может срываться на Стиве как на Торе, если ему нужно работать с Роджерсом. Пусть Тор и не слишком хорошо понимал Локи, несколько сотен лет жизни бок о бок (пока всё не полетело к чертям) дали Тору некое представление о характере Локи и моментах, когда лучше затаиться и молчать.
     Но страх тоже присутствовал, потому что без докучливого присутствия Тора Локи оставался один на один со своими мыслями — менее приятными, чем обычно. Локи думал, что после того, как робот украл всю его магию, падать ниже было некуда, но образ неподвижного Тора на больничной койке всё ещё не укладывался у него в голове, потому что думать об этом было слишком неприятно. А эта мысль расстраивала сама по себе, накладываясь на предыдущие печали, так что вскоре образовалась настоящая гора эмоциональных потрясений с вишенкой на вершине.
     А вишенкой на этом торте стал план, который сам Локи и придумал. Это был хороший план. Который, скорее всего, сработает. Если нет, то Локи будет уже мёртв и ему будет всё равно, что было не так плохо по сравнению с другими вариантами. План был очень лаконичный, тактически продуманный и логичный. Но никакая логика не могла сравниться с чистой ненавистью, которую он чувствовал, размышляя о плане, его почти тошнило.
     Без своей магии, делавшей его самим собой, у Локи оставалось только одно оружие. И оно превращало его в чудовище.
     Или скорее не превращало, а заставляло смотреть правде в глаза, чего Локи изо всех сил старался избегать.
     — Всё это неважно, — вслух сказал он сдержанно, — если я выиграю.
     — Что? — спросил Стив.
     Локи приоткрыл один глаз. Стив вернулся — с камерой подмышкой.
     — Ты передал им видео?
     Роджерс посмотрел на устройство.
     — Да. Они сняли копию и сказали, что я могу делать с этим что захочу. — Он застенчиво улыбнулся. — Да, я принёс тебе лёд. Для плеча, думаю, оно болит. — Он отдал Локи пластиковый пакет, завёрнутый в полотенце.
     Это было настолько предусмотрительно, что почти оскорбительно: Роджерс думал, что ему что-то нужно от кого-либо. Сам факт присутствия упаковки льда было невозможно вынести; Локи засмеялся. Вариантов было два: смеяться или потерять контроль над собой. Смеяться или — если быть совсем честным — плакать.
     Стив опустил руку, на его лице отразилось замешательство.
     Локи осторожно сел, хихикая в ладошку.
     — Лёд пригодится потом, — сказал он сквозь смех. Локи достал из кармана сложенный лист бумаги и распрямил его на коленке. На листке были записаны вычисления и скетчи, но сколько б Стив их ни рассматривал, ничего понять не мог. — У нас есть двадцать пять минут после отправки видео, может, полчаса. — Локи слез со стола.
     — Этого достаточно, чтобы добраться до места.
     — Ты уверен, что мои инструкции выполнены в точности?
     — Насколько это возможно, — пожал плечами Стив. — Я сказал, что это мой план, а не твой. Подумал, что так они будут меньше спорить.
     Локи опять рассмеялся, но на этот раз с некоторой радостью.
     — Что?
     — Ты, оказывается, не так прост, как кажется. — Локи рукой разгладил пиджак.
     — Спасибо. Наверное. — Стив положил ещё одну упаковку льда на дальний от Локи край стола. — Ты уверен, что не хочешь иметь при себе хотя бы пистолет?
     — Совершенно уверен, — раздражённо улыбнулся тот.

     Глава 23

     Робот запаздывал, но не по той причине, на которую рассчитывал Локи. Сам Локи убивал время в Старбаксе напротив выбранного места встречи уже почти сорок минут, от этого он начинал нервничать (65). Вполне возможно, что потеря магии настолько выбила его из колеи, что он ошибся в расчётах.
     Для сомнений в своих способностях момент был неподходящий. Возможно, он недооценил смятение робота, поглотившего часть сознания Тора — именно таково было основное предположение Локи. Слишком много Тора за один присест может у кого угодно вызвать несварение желудка, а не только у клубка проводов и нахальства, считавшего себя настоящим мальчиком.
     Также существовала определенная вероятность, что если Роджерса слишком долго держать в засаде, ему станет скучно, и он пойдёт гулять. Во всяком случае это всегда было проблемой при взаимодействии с Тором, а Локи всё ещё не был уверен, каково положение Стива на графике «тестостерон-концентрация внимания».
     Все остальные тревоги отошли на второй план, когда взорвалась витрина с кондитерскими изделиями.
     Конечно, она не просто взорвалась. Пламя переливалось зеленым, голубым и фиолетовым со всполохами, что, по мнению Локи, было пустой тратой хорошей магии.
     Пока окружающие прекрасно проводили время (т.е., кричали и убегали прочь), Локи аккуратно поставил на стол полупустую чашку кофе и повернулся к окну. В клубах дыма он увидел знакомый силуэт (свой собственный), на ладонях которого вспыхивали языки магии.
     Локи театрально вздохнул и покачал головой, затем развернулся и вышел из кафе через боковую дверь. Оказавшись снаружи за пределами видимости робота, он бросился бежать.
     Робот опять появился — Локи шагнул назад. Все шло по плану, что не усмиряло бешено бившееся сердце. Локи опять обежал вокруг робота и нырнул в здание, точнее, в остов здания — строительство еще не закончилось, — которое он специально велел Стиву подготовить.
     Робот не сразу за ним последовал. Локи замер, развернулся и насмешливо улыбнулся:
     — Это все, на что ты способен?
     Робот точно так же улыбнулся в ответ, хотя Локи был уверен, что у него самого получилось в целом лучше и сексуальнее.
     — Ты слишком много бегаешь для уверенного в себе существа.
     — Боишься, что не сможешь меня поймать? — Локи не дождался ответа, развернулся, нашел лестницу и побежал наверх.
     От каждого шага болело плечо, он едва успевал перевести дух — смертные постоянно себя так чувствуют? Локи не сводил глаз с лестницы, он напряженно вслушивался, пытаясь уловить звуки погони. Наступил решающий момент, оставалось надеяться, что он прав и пара вовремя произнесенных насмешек заставит робота вступить в бой на чужом поле.
     Пятый... Шестой... Седьмой этаж...
     Локи ничего не слышал, но продолжал бежать, потому что оставалось только надеяться...
     Восьмой... Блять!
     Робот стоял на лестничной площадке, у Локи не хватило времени, чтобы увернуться, про место для маневра и говорить нечего. Робот ударил — Локи завалился назад. Он сгруппировался, прикрывая руками голову и шею, но все равно прочувствовал каждую ступеньку до лестничной клетки седьмого этажа.
     Локи с трудом встал и ввалился в какую-то дверь.
     На этот раз робот воспользовался лестницей, каждый его шаг был громким и гулким. Возможно, он украл у Локи любовь к театральности вместе с магией. Робот замер на пороге, поднял руки и продемонстрировал языки пламени, которые мог создать.
     — Похоже, я тебя поймал.
     — Просто сожжешь меня? Как скучно. — Локи ухмыльнулся и скрестил руки на груди, несмотря на неприятные ощущения в плече. — И предсказуемо. — Он прилагал много усилий, чтобы дышать спокойно, но каждый вдох отдавался болью — видимо, сломаны ребра.
     Робот нахмурился и сжал кулаки.
     — Нет, у нас с тобой есть незаконченное дело.
     — Ты чертовски прав.
     — Ты отдашь то, что принадлежит мне.
     — Забери, если сможешь. — Локи поманил его пальцем.
     Он не двигался, пока робот приближался; заблокировал первый удар, извлек нож из рукава (66) и воткнул его по самую рукоять в грудь робота. Тот рассмеялся, схватив Локи за голову:
     — Ты не обучаем.
     Было больно, но не так, как в прошлый раз; потом руки робота стали мягкими и начали проникать в мозг. Возможно из-за того, что терять уже было нечего, Локи рассмеялся (то ли всхлипнул, то ли закашлялся), опускаясь на пол:
     — Ты тоже.
     Анализируя новые воспоминания и собирая остатки личности, которые не смог украсть ранее, робот не заметил, что Локи не сопротивлялся. Он опять наткнулся на безумие, почувствовав в этом сумасшествии сгусток силы, которую он еще не использовал. Локи словно сквозь воду услышал, как робот закричал его голосом:
     — Перегрузка системы!
     Локи подавил рвавшийся наружу крик и рявкнул:
     — Давайте!
     Нормальные люди не почувствовали бы никакой разницы, кроме появившегося запаха озона. Но Локи, у которого магия была в крови, чувствовал ее присутствие как статическое электричество на коже. Локи закрыл глаза, стараясь не потерять сознание, схватил робота за руки и вызвал ненавистную магию льда.
     Чудовищный холод отозвался слишком рьяно.
     Локи почувствовал, что робот пытается раствориться в воздухе: он истончился, но потом опять материализовался, попав в ловушку незамысловатого генератора магнитных полей, который Локи второпях встроил в каркас здания. Потребовалось всего несколько уравнений и небольшой предмет, взятый напрокат в музее современного искусства, чтобы создать ловушку, блокировавшую самый простой способ телепортации.
     В тот момент, конечно, было не просто испытывать радость победы, потому что робот начал ковыряться в его мозгах с удвоенным усердием, пытаясь найти способ исправить ошибки своей программы или уничтожить оппонента, не прекращая при этом орать.
     Локи тоже вопил, направляя всю энергию в бесконечную зиму, разливавшуюся по венам. Он кричал не только от боли, но и от страха, потому что чувствовал, что превращается в ледышку и в пародию на свои самые страшные ночные кошмары. По большому счету, Локи всегда был ледяным монстром, и себя он только обманывал, думая иначе. Он был тем, что ненавидел больше всего на свете.
     Вместо того чтобы отказаться от последней капли силы, Локи взял эти страх и ненависть и подпитал ими холод, передававшийся в робота — замерзшего и неподвижного.
     ХРЯСЬ
     Давление на лицо внезапно исчезло, хотя Локи все еще крепко держал робота за руки. Локи разлепил глаза — видимо, их залила кровь, какая прелесть — и увидел: эти руки висели в воздухе, тела не было. Локи разжал пальцы — обледенелые руки робота упали на пол и разбились.
     Осколки робота валялись на полу, его крик превратился в странный писк. Стив стоял над этими обломками, держа в одной руке свой щит. Локи наблюдал, как Стив разбил щитом один из самых больших кусков робота.
     ХРЯСЬ
     Стив контролировал ситуацию, отпала необходимость держаться в вертикальном положении. Локи осел на пол. Из уха что-то текло на щеку, каждая клеточка болела так, что ему было все равно, чем именно была эта жидкость. Локи больше занимал цвет собственных рук — мертвенно-синий.
Печально было думать, что он умрет вот так, в виде йотуна. Как будто никем другим Локи никогда и не был.
     ХРЯСЬ
     Именно этого Локи боялся с момента, когда осознал неприятную правду. Что он всего лишь монстр под маской, все его фокусы, планы, смех и любовь ничего не значили перед лицом непреклонных фактов.
     ХРЯСЬ
     Краем глаза Локи заметил серебряную сферу, выкатившуюся из обломков робота.
     — Лови ее, быстро, — прошептал он, потому что не мог крикнуть.
     Стив все понял слета. Он не погнался за шариком, а просто метнул свой щит так сильно и прицельно, что олимпийские чемпионы позеленели бы от зависти.
     ХРЯСЬ
     Сфера, составлявшая суть робота, разлетелась на осколки металла и проводов.
     А потом все завертелось.

     * * *

     Многого ждешь от восстановления магии. Тебе кажется, что будут молнии, фанфары или эпическая музыка в исполнении симфонического оркестра, не говоря уже об откровениях о единении всего живого, встреч с ангелами или знания о том, почему лампочки всегда перегорают в самый неподходящий момент.
     С этой точки зрения Локи был разочарован.
     С другой стороны, если говорить о чувствах и мыслях самого Локи, все было прекрасно. Он словно проснулся после продолжительной болезни совершенно здоровым, словно восстановились конечности, об отсутствии которых он не подозревал. Локи мог думать, видеть, чувствовать.
     Ему было тепло, вопреки страху, что в нем остался только холод. Теперь Локи понимал, что тепло тоже составляло часть его сущности.
     Он вспомнил ошметки воспоминаний, которые робот не смог забрать:
«лияс утлактетр кеблокро кчрерь ват».

     И сложил их в правильном порядке:
«человек трикстер калькулятор брат».

     Погрузившись в чистую магию, Локи почувствовал то же тепло, которое разлилось по телу много веков назад, когда Тор сел около его постели и сказал: «Возможно, это твое настоящее лицо. А все остальное просто дурной сон».
      «Не совсем, — подумал Локи. — Но похоже. Очень похоже».
     Все это время он задавался вопросом, какая ипостась настоящая, это был неправильный вопрос. Не удивительно, что ответ всегда казался дурацким.
     Оба лица были частью Локи.
     Принца Асгарда.

     * * *

     Локи открыл глаза, в бессознательном состоянии он умудрился подняться на ноги. Он посмотрел на руки: они все еще были синие, но этот цвет больше не казался ужасным из-за необратимости или неизбежности изменений. Это было всего лишь его второе лицо, которое при необходимости можно использовать.
     Локи подул на пальцы — они стали нормального цвета.
     — Все закончилось?
     Локи посмотрел на Стива, о котором почти забыл. Капитан успел подобрать свой щит и достать пистолет из кобуры — он был готов к любым неожиданностям.
     — Да, — улыбнулся Локи. — Все в норме.
     Стив расслабился и убрал пистолет.
     — Что это вообще было?
     — О чем ты говоришь? — Локи подошел к ошметкам металла и микросхем. Большая часть робота растаяла, оставив после себя массу, похожую на оранжевый пудинг.
     — Ты посинел. Я думал, эта штука забрала твою магию.
     Локи опустился на колени и начал перебирать весь этот мусор. Он взял в руки относительно целый конденсатор и зарядил его магией.
     — Это сложно объяснить. — Он улыбнулся сам себе. С тем же успехом он мог сказать: «Я очень сложное существо».
     — Сложно?
     — Именно.
     — Ты бы мог меня предупредить, — нахмурился Стив.
     — Мог бы, — согласился Локи.
     — Ты не любишь облегчать жизнь людям, пытающимся с тобой подружиться, да? — хмыкнул Стив.
     — Как правило, нет. — В большинстве случаев он вообще не работал с людьми. Он их использовал и двигался дальше. — Ты еще что-то хотел сказать, прежде чем мы расстанемся?
     — Стоп, вот просто так? — Стив покачал головой. — Ты даже не заглянешь на базу, чтобы проведать брата?
     — Я не собирался этого делать. — Локи уставился на него. — Зачем?
     — Мы… Честно говоря, я тебе доверяю, — ответил Стив скорее печально, чем раздраженно. — Я думал… блин, я не знаю, о чем я думал.
     — Ты думал, что я получил ценный урок и понял, что жить вне общества невозможно. Что настало время начать новую страницу?
     — Типа того, да.
     — Я думал об этом. — Локи посмотрел на конденсатор, который все еще держал в руках. — Держи. — И бросил его Стиву.
     Стив не был идиотом, но его долго обучали сначала реагировать на такие раздражители, а только потом думать. Стив поймал конденсатор, который ударил его током. Стив вырубился.
     Локи подошел ближе и сел на корточки рядом с капитаном, проверив у него пульс. Он знал, что может вынести Тор без ущерба для здоровья, но о Стиве Роджерсе у него было на порядок меньше информации. Но все обошлось.
     — Так вот, я об этом думал, — продолжил Локи. — И решил, что это будет очень скучно. — Он улыбнулся. — Хотя твоя забота очень трогательна.
     Он растворился.

     * * *

     Найти лабораторию робота было не так уж сложно, нужно было только следовать за серией волнений в магическом поле девяти королевств. Так Локи оказался в гараже, который Даниэл превратил в свою лабораторию. Попав внутрь, Локи сразу почувствовал неприятный запах разложения, заглянув под стол, нашел его источник.
     — Какая ужасная потеря, — пробормотал он, испытывая сожаление — чувство, которое он скорее понимал, чем ощущал.
     Локи покачал головой и огляделся. Его книги и вещи были разбросаны, он убрал все в подпространственный карман. Какое облегчение: Локи боялся, что коллекцию книг придется собирать заново.
     Он уже собирался уходить, когда краем глаза заметил блеск в углу комнаты. Под одним из столов он нашел свою вафельницу. Она не была подключена к сети, и лампочка не горела, должно быть, то была игра света (67). Локи улыбнулся и сунул ее под мышку.
     Он еще раз глянул на останки Даниэля Сорреса. Локи испытывал желание оставить все как есть (осталась же только гниющая оболочка), но посчитал такое поведение бессердечным даже для себя. Он щелкнул пальцами — появился огонек, настоящий, оранжевый, а не слепящая вспышка, что так любил робот, — и бросил огонь на труп.
     Сойдет. Локи шагнул в складку пространства и оказался в больничной палате брата.
     Тор все еще лежал без сознания. Локи знал, как это исправить. Он коснулся головой лба Тора и поискал ту магию, которую забрал себе, но она не подходила. Она была слишком горячей, слишком наглой, слишком безрассудной, как и Тор. Он легко поцеловал брата в губы и вдохнул это тепло в него.
     Тор немедленно зашевелился, но Локи прошептал что-то успокаивающее — он уснул хотя бы на несколько минут. Достаточно, чтобы Локи мог беспрепятственно уйти.
     Но он не мог уйти, не сказав ни слова.
     — Ты был прав, — прошептал он. — Немного. Не загордись.
     Локи стал невидимым и направился к палате Бартона. Тот был в ужасном состоянии. Локи изобразил несколько символов в воздухе над кроватью, бормоча под нос заклинания, чтобы выяснить, как обстоят дела.
     Митгардские технологии не могли вылечить такие повреждения позвоночника. С магией это тоже не просто сделать, и Локи не был врачевателем. Но он считал, что должен этому человеку и всегда платил свои долги. Локи почти час что-то бормотал, аж вспотел, но реальность прогнулась и с щелчком встала на положенное ей место.
     Клинт заворчал во сне. И к удовольствию Локи, пошевелил пальцами ног.
     — Спи, Бартон, — шепнул Локи ему на ухо. — Здесь всего лишь Иуда.
     — Но я все равно люблю Иуду, — пробормотал Клинт.
     Локи улыбнулся и ушел. Ему нужно было делать ремонт в квартире и составлять новые планы по захвату мира.
     И делать вафли (68).

     ПРИМЕЧАНИЯ:

      (65) Тот факт, что он пил уже третий латте, тоже добавлял нервного возбуждения.
      (66) Он, конечно, отказался от пистолета, но нож — это совершенно другое дело. Даже зная, что реального вреда нож не нанесет, приятно держать в руках острый металлический предмет.
      (67) Вафельница была более живой, чем положено бытовой технике, и ждала нужного момента с тех самых пор, как робот забросил ее под стол. В одном из конденсаторов у нее хранился небольшой заряд электричества, который она берегла до сего момента. Потому что несмотря на все капризы и заскоки, Локи ценил правильно приготовленные вафли. А для вафельницы только это и имело значение.
      (68) Счастливый конец всегда включает в себя вафли. Не верьте тем, кто говорит иначе.

FIN

@темы: перевод, джен, Стив Роджерс - Капитан Америка, Локи, Клинт Бартон - Хоукай, PG

Комментарии
2014-06-22 в 21:17 

Нитрогликоль
Жуть стала лучше, жуть стала веселей!
belana, огромное спасибо Вам за проделанную работу! :white::red::white::red::white:
Очень люблю это фик, а читать Ваш перевод - настоящее удовольствие :vo::hlop::hlop::hlop:

2014-06-22 в 23:57 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Нитрогликоль, спасибо!

2014-06-23 в 10:23 

Dreammer
Жизнь - игра: задумана хреново, но графика абалденная
Ура-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!
Спасибо переводчикам :white:

2014-06-23 в 13:31 

фик, перевод, юмор и локи просто восхитительны. и долгое ожидание окончания фика того стоило. большое спасибо.

2014-06-23 в 20:01 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Dreammer, :super: и правда, ура.
besilent, спасибо :)

2014-06-26 в 20:58 

Хелиг
Лови свой черно-белый кайф!
КлассКлассКлассКласс!!!!! Спасибо, здоровенное)))))

2014-07-06 в 05:47 

Fr!ela
Ни пык ни мык
Мне повезло, я прочла все части разом. И что сказать переводчику? Большое спасибо!!! Перевод хорош и фик стоит того, чтобы его ждали читатели.

2014-07-06 в 11:12 

belana
пессимист (с) ЛЛ
Хелиг, Fr!ela, спасибо! :)

2014-08-04 в 03:44 

r-ya-m
Ты даже не представляешь, как тебе повезло. Тот, кого ты любишь, существует. Любить выдуманное - гораздо сложнее: оно ни за что не оживет, как ни старайся. |Я просто не представляю, как можно трахать Артура, тем более втроем и даже не Мерлином. (с)
если бы в мире существовал идеальный фф, данный конкретный фф подходил бы под это определение как нельзя больше.
спасибо вам за перевод!

2014-11-06 в 12:31 

вредная гусеничка
В будни я жаворонок, в выходные - сова, а в отпуске я коала.(с)bash
Если прошлый фанф назывался "про тапочки" ,этот можно было назвать "про вафельницу",потому что она тут тоже самодостаточная личность.Насколько на это способен бытовой прибор. Во всяком случае она гораздо обаятельнее многих персов,состоящих из плоти и крови из других фанфиков и даже произведений .Про других персонажах промолчу,потому что они очень интересны и мало ООСны. Шикарный Тор,способный на шикарную иронию,забавный Ястреб,поющий в душе,Кэп,который в кой-то веки заинтересовал меня,наверно из-за дозированности.Ну и конечно Локи главная звезда,нет слов одни позитивные эмоции.: )
И примечения.Они великолепны и дополняют весь фанф.
Огромное спасибо за перевод,читалось с огромным удовольствием! )))

2014-11-06 в 13:22 

belana
пессимист (с) ЛЛ
вредная гусеничка, вафельница достойна оскара! :lol: спасибо :)

2015-01-10 в 20:43 

donemon Angell
Даже если меч понадобится один раз в жизни, носить его нужно всегда.
ооо, я, конечно, великий тормоз и редко просматриваю обновления неоконченных фиков, но наконец-то дошли руки отыскать и прочитать. Спасибо вам огроменное за этот перевод! Он прекрасен в той же мере, что и сам текст, а уж от последнего у меня просто мурашки удовольствия по коже :red:

2015-01-10 в 22:52 

belana
пессимист (с) ЛЛ
donemon Angell, спасибо :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Thor community

главная